Антонина (saltkrakan) wrote,
Антонина
saltkrakan

Categories:

"Ужасный душка и аппетитный": Ольга и Владимир Молоховец

Автор статьи: matushka


Павел Алексеевич Воронов, А. К. Шведов, Дмитрий Шах-Багов… Тем, кто знаком с короткой биографией Ольги Николаевны, старшей дочери последнего Царя, эти имена говорят немало. Все три – молодые, красивые офицеры армии и флота, которые в разное время невольно овладели сердцем юной княжны.

Однако реже упоминается имя другого её сердечного увлечения, Владимира Константиновича Молоховца.
Об этом коротком романе пойдет наш рассказ, основанный на дневниковых записях Великой Княжны Ольги Николаевны за апрель-сентябрь 1914.
Фотографии: ГАРФ. Фотографический и текстовый материал был большей частью предоставлен Ильей Григорьевым, которому авторы выражают признательность.
Как известно, в начале января 1914 г. великая княжна переживает ожидаемую драму: Павел Воронов, её «С.», венчается с Ольгой Константиновной Клейнмихель в присутствии августейшей семьи, всех офицеров яхты «Штандарт» и большого количества гостей. Для Ольги Николаевны начинается грустный период осмысления, тихого переживания, опустошения. Жизнь течет своим чередом, спокойная, немного скучная. Её любящее, жаждущее романов сердце обращается то к образу любимого друга царской семьи, лейтенанта Н. П. Саблина, то к дорогому другу «Шурику», А. К. Шведову.
К концу марта царская семья снова приезжает в Крым. Оказываясь в местах, где она была так счастлива рядом с её «С.», перелистывая вместе с семьей альбомы прошлого года, Ольга снова переживает те дни, их радость и их боль. В начале весны сезон еще не начался, в Ялте мало приезжих, и царская семья проводит время уединённо. Каждый день к «завтраку» (наш современный обед) приглашаются по очереди офицеры яхты. С середины апреля они играют в теннис с царём, княжнами и «Аней» Вырубовой. Императрица обыкновенно сидит рядом вместе с «НП» - Саблиным, занята рукоделием.
И вот 9 апреля, Ольга Николаевны впервые упоминает Молоховца: «К завтраку были Злебов, Иполит, Бутаков и Молоховец. Очень высокий и милый мичман».
«Милый мичман» на 5 лет старше Ольги. Он родился 7 июня 1890г. и был назначен в конце 1913 младшим вахтенным офицером на яхте «Штандарт». 6 апреля 1914, на Пасху, был произведён в лейтенанты. Он происходит из семьи военных, многие его родственники служили в царском флоте, а отец его, Константин Францевич, погиб во время войны с Японией. Известна также его бабушка, Елена Молоховец, автор знаменитой и удивительной кулинарной книги, которая до наших дней пользуется авторитетом.
В течение апреля Молоховец приглашается в свой черёд. Завтракает (12-ого, 16-ого, 24-ого, 26-ого апреля), играет в теннис (10-ого, 16-ого, 22-ого) иногда сопровождает императора и царскую семью в длинных пеших прогулках (18-ого). На фотографиях этого периода он часто запечатлен рядом с членами царской семьи. Ольга Николаевна старательно вписывает его фамилию наряду с другими, ничем не выделяя его.

С начала мая, однако, тон мало-помалу меняется. Великая княжна начинает отмечать встречи с Молоховцом, даже если видит его издалека и недолго. 2 мая: «Заехали в часовню, Молоховца встретили (…) Других и Молоховца видели». К 6 мая, дню рождения Николая II, готовится парад. 5 мая: «Молоховец с нашими», отмечает Ольга, имея в виду офицеров конвоя. И на следующий день: «Молебен с парадом. Молоховец с нашими». В тот же день, после тенниса: «делали цепочки и работали с Молоховцом, Таубе и Сашкой». Вечером этого праздничного дня царская чета с 2 старшими дочерями «обедает» (ужинает) на яхте. «Уютно и ужасно хорошо… С Молоховцом сидела. Очень милый». На следующий день, 7 мая, молодой офицер приходит на завтрак вместе со 3 другими сослуживцами. «Такое милое уютное лицо», - восклицает Ольга.
Подготовка и проведение благотворительного базара сближает молодых людей. Ольга Николаевна явно увлечена и старается провести время с новым другом. 8 мая: «Днем готовили вещи для базара с НП., Молоховцом и Кублицким. После клеили фотографии для базара и Мол. помогал мне. Он душка. Чай с ними же.» 10 мая, вечером, семья переезжает на яхту для проведения базара на следующий день. «Мы 4 с Мама поехали сюда и радовались безумно… Хорошо ух как!» 11 мая весь день Ольга и Татьяна помогают Императрице держать её стенд. Они не одни, естественно: «Маргарита Хитрово была с нами и наши офицеры. Больше всего мне помогала Молоховец. Он такой душка». Вечером семья отдыхает на яхте: «Папа начал играть в кости, Мама с НП. сидела, а мы 2 наверху в рубке с Молоховцом и Родионовым. Ужасно уютно, весело, хорошо. В 11.40 уехали. Жалко, жалко.»
Знакомые сердечные выражения снова появляются под быстрым и не очень ровным пером великой княжны. 12 мая Молоховец снова завтракает, потом играет в теннис: «Молоховец душка был там». 14 мая, после завтрака, пишет Ольга, «1 сет сыграла с Молоховцом против А. и Таубе, выиграли, и 1 я с Таубе против А. и Молоховца. Чай в саду. С Молоховцом сидела. Милый ужасно.»

Предположительно Владимир Константинович Молоховец и Ольга Николаевна на теннисном корте в Ливадии. Май 1914г.
И, как и годом ранее, скучая по Воронову, когда не приходит её милый друг, Ольга смотрит «в трубу на шлюпочное учение. Видела Молоховца» (16 мая). 17 мая Молоховец занят. Тем не менее, проезжая Ялту по дороге в Массандру, Ольга Николаевна с родителями и сестрой «встретили душку Молоховца». Зато на следующий день: «скучно Молоховца не видела». 19 мая принесёт Ольге больше радостей и, как она заключает в своём дневнике, был «лучше вчерашнего». Они «ездили на ферму. Там Мама влезла в экипаж, а мы 4 с Папа, НП, Молоховцом, Родионов и Иполит. пешком. Показывали дом на Эриклике и еще выше прошли. Ужасно хорошо. Кофе и простокваша ели на ферме. Шла и сидела с Молоховцом страшно милый душка.» От этого посещения фермы остались немало известных фотографий, на которых довольная Ольга Николаевна сидит или стоит рядом с новым другом.

Между великой княжной Ольгой и Н. П. Саблиным, Вл. К. Молоховец.

Анастасия Николаевна, Ольга Николаевна сидит с В. К. Молоховцом, Татьяна Николаевна, Н. П. Саблин, А. А. Вырубова, Император и Императрица. Ферма, 19 мая 1914г.
Следующие несколько дней нет возможности встретиться. Ольга смотрит в трубу на шлюпочное учение, вечером ездит с родителями к яхте, но Молоховца нет: «Ни к чему. Вообще скучно», пишет царевна. «Молоховец на вахте», «заехали к яхте. Никого не было. Глупо.» (22 и 24 мая).
Наконец, 25 мая Молоховец снова приглашен на игру в теннис. Ольга играет с ним 4 сета против младших сестер, а потом «сидели вместе. Очень хорошо». Вечером - снова встреча у яхты.

Ольга Николаевна и Вл. К. Молоховец. Май 1914
26 мая у Ольги Николаевны будет возможность «сильно наслаждаться» обществом друзей с яхты, в частности, Молоховца. С утра «мы 4 с Папа поехали в лесничество. Там встретили наших офицеров, расселись по разным моторам и поехали в Козьмодемьянск. А. и я с Молоховцом и Кожевниковым». Большое общество посещает монастырь, совершает пешую прогулку, завтракает в домике, посещает зверинец. «Ужасно, ужасно хорошо».

Перед охотничьим домиком предположительно Н. Н. Родионов, В. К. Молоховец, Ольга и Анастасия Николаевны
Вечером того же 26 мая царская чета едет со старшими дочерями в Харакс, где их ожидает между прочим Саблин, Родионов и «душка Молоховец». Играют, «весело, особенно потому, что весь день была с Молоховцом».
27 мая Молоховец на службе, но проезжая с «Мама» мимо яхты, Ольга Николаевна видит его: «Хорошо!» восклицает она. Вечером во время прогулки на «моторе» снова видели «в городе душку Молоховца». 28 семейство Романовых завтракает в Эриклике. Собрались все наличные в Крыму родственники и любимые офицеры. За столом Ольги Николаевны, вместе с дядей Сандро, среди других сидит Молоховец.

Перед домом Эриклика. Н. П. Саблин, А. И. Воронцов-Дашков (?), Бутаков, Молоховец, Николай Александрович, Татьяна Николаевна, Анастасия Николаевна, Александра Федоровна, Мария Николаевна, Ольга Николаевна, неустановленные лица (UPD: вероятно, А.Н. Граббе и А.Гендрикова).
Молодой офицер всё чаще проводит свободное время с августейшей семьей. 29 мая он играет в теннис с княжнами и сослуживцами -  конечно, это Саблин и Родионов, постоянный партнёр Татьяны в игре и  уютных посиделках на яхте. «С ним за чаем сидела», пишет Ольга. Вечером «обедали мы 4 с Папа и Мама на яхте на юте. Уютно. После находилась на палубе неподалеку от душки Молоховца, который к великому сожалению моему на вахте.»
На следующий день, в канун отъезда из Ялты, Молоховец завтракает с семьей. Вечером семья, конечно, едет к яхте: «Стояли и говорили с офицерами. НП, Молоховец душка и многие другие».
Настал томительный день отъезда из Крыма. Радуясь снова очутиться на яхте в море, Ольга Николаевна не выражает сожаления. Вечером, она сидит с «Молоховцом душкой», совершенно не подозревая, что больше никогда не вернётся в Ливадию… Впереди война, куда более серьезные переживания, страдания….
А пока яхта спокойно направляется в Румынию, где царская семья делает официальный ответный визит королевскому семейству. Как известно, настоящей целью встречи было познакомить поближе Ольгу Николаевну с принцем Каролем. Твердо решившись не покидать Россию, будучи равнодушной к румынскому принцу, Ольга не уделяет ему никакого внимания в своем дневнике, зато замечает, что Молоховец был в карауле. Наконец, яхта снова отплывает, закончилось неудобное свидание: «В 11 ушли в море. Большая радость. На телеграф. рубке сидели с душкой Молоховцом. Был Керн, дальше Родионов и НП. Звезды. Ужасно хорошо.» 2 июня Ольга Николаевна «почти все утро была с Молоховцом… Так хорошо.» Вечером в день разлуки с моряками Ольга старается быть «много с Молоховцом. Такой милый». Но приходит время расставаться: «Зашли в кают компанию, посидели по русскому обычаю, где попало. Папа обошел команду и мы простившись ушли. Отвратительно покидать всех. Ужасно грустно без них и Молоховца душки. Его полюбила. Спаси их Господи».
Царская семья возвращается в Царское, к своим обязанностям. Ольга Николаевна скучает, «грустно без всех», пишет она. По вечерам Ольга и Татьяна катаются с родителями, но «не в Ялту и к молу». Мало по малу, время идёт. Приезжает саксонский король, родственники завтракают. Регулярно Ольга видит «Ш», Александра Константиновича, в церкви или на парадах. Тем не менее, княжна помнит о друге и следит за яхтой: «Сегодня Молоховцу 24 года. Спаси его Господи. Яхта пришла в Мальту» (7 июня). «Яхта вышла из Мальты, уже неделя, что уехали» (9 июня). Семья переезжает в Петергоф, где приезд английской эскадры и кузена Георгий Баттенбергского вносит интерес и разнообразие. Каждый день княжны играют в теннис, часто с отцом, со Зборовским и с Аней Вырубовой.
Наконец 25 июня яхта приходит в Санкт-Петербург и, несмотря на тревожные новости из Европы и новую болезнь Цецаревича, Царь решает отправиться в короткое плавание перед приездом французского президента. 1 июля, пишет Ольга Николаевна, «попали на яхту дорогую. Радовалась и радуюсь быть наконец здесь ужасно… С 4 ч. на вахте Молоховец. Он мил.»
В своих воспоминаниях Николай Васильевич Саблин пишет о том, что это плавание было грустным и скучным. Болезнь Алексия Николаевна, плохое самочувствие императрицы, ожидание скорого возвращения и постоянные телеграммы и депеши о развитии событий в Европе создавали атмосферу тревоги. Тем не менее, несмотря на ежедневное описание состояния брата и матери, дневник Ольги Николаевны полон юношеской радости о времени, проведенном с любимыми друзьями, среди которых она несомненно выделяет Молоховца.
«Я с Молоховцом была», пишет она 2 июля. «Он на вахте, а когда сменилась, показывала ему свой альбом. Он милый, с ним хорошо. После чая с ним и другими мы на палубе (…) После обеда тоже с сестрами и офицерами на палубе и в рубке. Мол. раньше ушел.»

Мария, Ольга и Анастасия Николаевны на яхте Штандарт с Вл. К. Молоховцом. Июль 1914г.
С 3 июля Ольга Николаевна называет в дневнике Молоховца по его инициалам, «Вл. К.». «Днём ездили на Падио. Хорошо прошлись пешком. Вернулись через деревню. Шла с Вл. К. и Таубе и было аппетитно (как он говорит).» Вечером, княжны снова сидят с офицерами, играют в разные игры. «До 11ч. с лишним ходила с Вл. К. по правому борту. Ужас какой милый.»

Следующие дни проходят одинаково: прогулки на островах, игры на палубе, милые вечерние беседы. Правда, 5 июля «Вл. К. не был. Спал – скучно без него.» Зато вечером «мы остались до 12ч. 15. Вл. К. был все время душка. Очень хорошо.»

Н. П. Саблин, возможно Г. Н. Таубе, Анастасия Николаевна, В. К. Молоховец, Ольга Николаевна
Но короткое плавание уже приходит к концу. Французский президент ожидается к 7 июля, и царская семья должна покидать борт, предполагая, однако, вернуться вскоре после манёвров, как утверждает Н. В. Саблин в своих воспоминаниях. До приезда в Кронштадт княжны проводят всё время с друзьями, с ними фотографируются. «С Вл. К., Керном и Родионовым в рубке… После с ними пошли в рубку и ждали… Был Таубе. Хорошо. Уютно. В 3 ч. дошли в Кронштадт и ушли на Александрии в Петергоф. Очень грустно. Не хватает милых друзей.»

Вл. К. Молоховец и Ольга Николаевна
Снова скучает великая княжна. На следующий день, «на гавани был почетный караул Гвардейского экипажа и с яхты 10 человек, Вл. К. и Родионов. Ужасно жалко не видеть», пишет Ольга Николаевна, которую не взяли. «Мне скучно». Она признает, что скучает по «яхте дорогой», по «хорошим лицам и т. д.»
Настала пора военных парадов и смотров. Июль 1914 года выдался очень жарким. В тревожной обстановке предвоенных недель великая княжна следит за развитием событий, постоянно беспокоится о здоровье матери. 12 июля, в этой тяжелой атмосфере, она получает новое грустное известие: «Вл. К. душка болен – плеврит. 39. В больнице. Спаси Господи. Все тяжело».
Каждый день великая княжна будет говорить «с НП по телефону», узнать «по Вл. К. новости» и записывать: «Грустно…» «Слава Богу Вл. К. немного лучше. Вчера 38 и воды много, а доходило до 40». «Вл. К. спаси его Господи немного лучше.» «С НП по телефону говорила. Вл. К. лучше. Борода отросла и похудел, душка».
Наступает война. Среди волнений этих дней Ольга Николаевна продолжает думать о Молоховце: «Мы 2 с НП по телефону говорили. Вл. К скучает и нервный хотя лучше, но темп. ненормальная. Спаси его Господи» (17 июля). «Вл. К. потихоньку лучше, но придётся еще дней 10 пролежать» (18 июля). И в день объявления манифеста: «С НП по телефону гов. Он был вчера у Вл. К. Уже поправляется, скучает. Бедная душка.» «Не говорила с НП и ничего про Вл. К. не знаю», пишет она 22 июля.
26 июля морские офицеры приходят прощаться: «НП, Бутаков, Бабицын, Симонов, Кожевников, Кублицкий, Родионов, С., Таубе и Крот(?). Ужасно не хватало душку маленького Вл. К. Было хорошо и уютно.»
29 июля Ольга Николаевна сама заболевает: «Сижу дома, имею насморк…» Но «Слава Богу Вл. К. лучше, но в поход нельзя будет идти, душка». Положение «душки» улучшается, «Слава Богу милому Вл. К. лучше» (31 июля). «С НП говорила. Вл. К. перевезли третьего дня в Ц. С. в дворц. госп. Ужасно надеюсь его увидеть» (2 августа).
Встреча состоялась лишь через неделю: царская семья едет в Москву и возвращается 9 августа. В тот же день, Ольга Николаевна сообщает: «Днем Мама, Аня и мы ездили ко Знамению и оттуда смотреть барак для раненных новый. Кнж. Гедройц. Зашли к Вл. К. Он еще лежит. Ужасный душка и аппетитный. Слава Богу поправляется. Страшно радовалась его увидеть.»
Императрица и великие княжны начинают изучат медицину. К ним приходит княжна Гедроиц, а практику они проходят в том же Дворцовом госпитале, а вскоре во флигеле госпиталя, ранее предназначавшемся для заразных больных, оборудуют лазарет для офицеров. Вследствие занятости редко удаётся зайти к Молоховцу. 13 августа: «Перевязывала обрезанную ногу (…) А к Вл. К. не зашли и мне очень грустно.» На следующий день, всё-таки: «наконец зашли к Вл. К. Он ходит со вчерашнего дня в халате. В другой комнате. Страшный душка, много говорил, спрашивал.»
А дальше? Что после этих сердечных слов, после радости свидания? Дальше… ничего. В течение двух последующих недель Ольга Николаевна усердно занимается медициной. Каждое утро они с Татьяной Николаевной, часто с Анной Вырубовой, и иногда с Императрицей заходят в Знаменскую церковь, после чего едут делать перевязки. Они заходят к офицерам, с ними сидят, развлекают их беседой. С середины августа княжны привыкают сидеть около корнета Николая Константиновича Карангозова, которого Ольга находит «очень милым и красивым» (23 августа). Как вспоминает капитан И. В. Степанов, лечившийся в Дворцовом лазарете в это первое лето войны, «Малама, Эллис и Карангозов, бывшие пажи и светские люди, умели непринужденно занимать Княжен разговором». Итак, лазарет, сострадание к раненым, прогулки с «Папа», поездки в Петроград, здоровье «Мама», новости с театра войны, всё это занимает великую княжну.
28 августа она сухо докладывает: «Вл. К. видели. Он сегодня уезжает в Петроград. Видели его сестру Елену.» И сразу продолжает: «Заходили к нашим на минуту».
Это последнее упоминание о Владимире Константиновиче Молоховце, относящееся к периоду короткого увлечения им Великой Княжны Ольги Николаевны. Впереди у царевны еще один обречённый роман, но имя Мити Шах-Багова уже известно читателю.
Как бы то ни было, нежное, но короткое и неглубокое чувство Ольги Николаевны к Владимиру Константиновичу позволило ей забыть о перенесённом горе в конце 1913 г. Она теперь спокойно упоминает о своих встречах с Павлом Вороновым и его женой, а 11 августа она может признать: «С. встретили (и вовсе не С., а П.Ал.).»
Судьба Вл. К. Молоховца сложилась как у многих офицеров царской армии. Участвовал ли он в боях Великой войны, на данный момент не удалось установить. В опубликованных списках воинов из Морского Экипажа, среди офицеров которого были его сослуживцы по Штандарту – Ф. Г. Керн, Н. Н. Родионов… - его фамилия не значится. Позже, в составе Вооруженных сил Юга России, он принимал участие в белом движении, стал старшим лейтенантом 30 ноября 1919. Был эвакуирован из Новороссийска. Оказался в Константинополе, затем эмигрировал, долгое время жил во Франции, в Париже и в Ницце. Умер Владимир Константинович 4 января 1966 г. в Оксфорде. Последний покой русский офицер обрёл на кладбище Хедингтон.

Кладбище, где похоронен Вл. К. Молоховец
Tags: *биография
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments