Антонина (saltkrakan) wrote,
Антонина
saltkrakan

Category:

Другая парочка

bphospital
Давно хотела поделиться: смотрите, какая чудесная фотография. Здесь присутствуют обе «парочки» из дневника Валентины Чеботаревой: великие княжны Ольга и Татьяна, Дмитрий Шах-Багов (между ними) и Владимир Кикнадзе (сидит крайний справа, у ног Татьяны).

Ради такого случая расскажу и о Кикнадзе…



1 декабря 2009 года на Christie’s был выставлен лот, который, согласно описанию, включал фотографии и три фотоальбома. В одном из них были снимки великой княжны Татьяны Николаевны во время работы в лазарете, вместе с пациентами и "в компании солдата Владимира Кинкадзе". На последней странице - написанное её рукой стихотворение. Затесалась туда и телеграмма, датированная "1922, Лондон", в которой некая Мария благодарит капитана Кинкадзе за цветы. Два других альбома рассказывали о военной карьере Владимира Кинкадзе. Кроме того, прилагалась фотография, на которой «мистер Кинкадзе» запечатлен молодым солдатом и позже, во время его жизни в Швейцарии; фотография Татьяны в форме Вознесенского полка в рамке под стеклом; её же портрет в кожаной рамочке, и принадлежавший Кинкадзе бумажник, в который вложен снимок: они с Татьяной сидят на койке в госпитале…
Стало быть, один из воздыхателей великой княжны Татьяны Николаевны, подпоручик третьего гвардейского стрелкового полка Владимир Иванович Кикнадзе (а вовсе не Кинкадзе) благополучно пережил гражданскую войну и обосновался в эмиграции.1 В 207 номере газеты «Русский инвалид» за 1916 год было опубликовано постановление: орден св. Георгия и почетное Георгиевское оружие присуждается «подпоручику Владимиру Кикнадзе за то, что 30 августа 1915 г. во время боя у мст. Мейшагола, временно командуя ротой, будучи окружен превосходными силами противника и неся тяжкие потери от артиллерийского и ружейного огня, штыками пробился, отбросил противника и занял в тылу позицию, обеспечив отход наших батарей. Тяжело раненый оставался в строю до потери сознания».

Если «русский инвалид» не ошибся с датой, то после ранения храбрый Кикнадзе провел около месяца в каком-то госпитале и лишь в начале октября появился в дворцовом лазарете в Царском, где и попал на перевязки к восемнадцатилетней Татьяне Николаевне. Это было время, когда окружающие стали замечать растущий взаимный интерес великой княжны Ольги и раненого Шах-Багова. Кикнадзе недолго думая занял вакантное место Татьяниного кавалера. Он пришелся княжнам по душе. Они стали называть его Володей, и большую часть свободного времени так и проводили вчетвером: с Митей Шах-Баговым и Володей Кикнадзе. Татьяна пишет: «Между сидела с Володей. Очень мил. Митя был с Ольгой рядом». Сестра Валентина Чеботарева:  «У Шах Багова жар, лежит. Ольга Николаевна просиживает все время у его постели. Другая парочка туда же перебралась, вчера сидели рядом на кровати и рассматривали альбом». AOTnursing
Ольга, Татьяна и раненые.

Такое положение Кикнадзе было признано и императрицей: не раз и не два он и Дмитрий Шах-Багов (а иногда, для полноты картины, ещё и возлюбленный Марии Николай Деменков) были приглашены по её распоряжению к Вырубовой, чтобы составить княжнам компанию за чаем. Как-то Володя представил княжнам свою сестру Елизавету (Лику).

Но если Шах-Багов в конце концов заслужил расположение взыскательной Чеботаревой, то поведение Кикнадзе только возмущало её: «Вообще атмосфера сейчас царит тоже не внушающая спокойствия. Как только конец перевязок, Татьяна Николаевна идет делать вспрыскивание, а затем усаживается вдвоем с К. Последний неотступно пришит, то садится за рояль и, наигрывая одним пальцем что-то, много и горячо болтает с милой деткой…. К. так и жмется. Милое детское личико Татьяны Николаевны ничего ведь не скроет, розовое, возбужденное. А не вред ли вся эта близость, прикосновения. Мне жутко становится. Ведь остальные-то завидуют, злятся и, воображаю, что плетут и разносят по городу, а после и дальше. К. Вера Игнатьевна посылает в Евпаторию — и слава Богу. От греха подальше». Эта запись сделана 4 декабря 1915 г. В этот же день Александра Федоровна, приехав в лазарет, «К. приказала оставить санитаром». OandTwithwounded
Ольга, Татьяна и раненые.

Тем не менее санитаром он не остался, но и в Евпаторию уехал не сразу. Почему – объясняет письмо Татьяны: «Наши раненые должны были ехать перед самыми праздниками в Евпаторию, но они, бедные, так не хотели провести праздники в новой обстановке и с чужими. Мама им позволила остаться до 26, и они страшно радуются» (20.12). Видимо, праздники в лазарете прошли весело, потому что 26 декабря Чеботарева записала: «Детки... 24-го устроились приехать хоть на часок перевязок, не без тайной мысли поболтать с К. <…> К. позволил себе уже из ряда вон выходящее, где-то хвалился своей победой. Гуси шипят, видя, как неотлучно то отводит ото всех в сторону в палату, то льнёт за роялем и вечно тихо, таинственно что-то нашептывает. Вера Игнатьевна рвёт и мечет».

После этого Кикнадзе всё же отправился долечиваться в Крым. Татьяну волновала его судьба: «Татьяна Николаевна допрашивала, что рассказывал О. – вернулся ведь из Евпатории. Все ждала, очевидно, услышать про К.: "Они все ведь на шесть недель поехали?" К., говорят, возвращается на днях» - писала Чеботарёва в конце февраля. И действительно, 3 марта 1916 г., насколько можно судить по туманным записям Чеботаревой, К. был в Царском Селе, представлялся царю и был вызван затем по телефону во дворец. В тот же день Татьяна с младшими сестрами специально отпросились съездить на кладбище, чтобы по дороге лишний раз увидеться с Кикнадзе. кик
Снимок из бумажника "мистера Кинкадзе"

Потом Володя вернулся на фронт. Осенью 1916 года был ранен в спину и провел в том же лазарете ещё месяц – с 16 сентября по 22 октября. Но и во время его отлучек персонал лазарета вспоминал о его выходках с содроганием: когда раненый Н. Я. Седов  в опьянении от хлороформа стал хватать Татьяну за руки, «все всполошились, как бы второй К. не получился».

Интересно было бы узнать, с какими чувствами позже Кикнадзе читал популярный в среде эмигрантов роман «От двуглавого орла к красному знамени». Действие нескольких глав происходит в том самом лазарете, и в центре их – любовь раненого к великой княжне Татьяне. Автор романа П.Н. Краснов был близко знаком с В. И. Чеботаревой и, очевидно, пользовался её воспоминаниями, а то и дневником (иначе откуда ему было знать, что думала о княжнах сестра Валентина и как Анастасия поливала водой Мордвинова в поезде…). Невольно думаешь: не описание ли ухаживаний К. навеяло ему этот сюжет? Но вряд ли у Кикнадзе было что-то общее с его Карповым, кроме первой буквы фамилии.

В романе офицер боготворит Татьяну, а она не может даже вспомнить его имя, несмотря на то, что пару раз сама его поцеловала…
post-198-1192315436TN1915

Между Татьяной и Володей, видимо, отношения были несколько другими.

Судя по дневнику Татьяны, Валентина Ивановна напрасно беспокоилась за свою любимицу: слухи слухами, а забываться она себе не позволяла. Сначала ей были равно симпатичны оба приятеля – Митя и Володя: «Ужасно была рада их видеть… Очень были милы… Такие душки». Потом она начинает выделять Кикнадзе, но довольно сдержанно: он неизменно «душка», «страшно мил» - и только иногда чуть эмоциональнее: «Ужасно была рада… Очень-очень грустно без дорогого Володи». А в его отсутствие Татьяна о нём не вспоминает вовсе. В общем, из опубликованных частей дневника Татьяны никак нельзя сделать вывод о том, что она была всерьёз увлечена Владимиром. Куда больше и теплее она писала в 1914 году о раненом Дмитрии Маламе… Впрочем, это не говорит почти ни о чем, и гадать совершенно бесполезно. 9

Что касается самого Кикнадзе, то на этой фотографии он вполне похож на того коварного обольстителя, чей образ рисует Чеботарева: томный взгляд, развязная поза.… Однако, судя по вещам на аукционе, он увез в эмиграцию альбом лазаретных снимков (что удавалось не всем), держал фотографии Татьяны в рамках и даже в бумажнике. Значит – любовь ли тому причина, тщеславие или просто ностальгия, но память о лазарете и Татьяне была ему дорога.

Tags: *биография, *лазареты
Subscribe

  • Шах-Багов, Кикнадзе, Деменков и другие

    Благодаря Илье Григорьеву у меня есть сканы фотографий из альбома великой княжны Ольги. Там оказалось очень много фотографий с ее Митей! И другие…

  • Душка Митя

    ГА РФ, ф. 640 оп. 3 д. 25 л. 68 об. фото 1013 Я никогда не перестану его искать. Все равно рано или поздно находится что-то новое, пусть и не…

  • (no subject)

    Памяти Штабс-Ротмистра Д. Я. МАЛАМА Никогда не забудут Уланы о том, Кто был верен Царю и Отчизне, Кто присягу Штандарту под…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments