Антонина (saltkrakan) wrote,
Антонина
saltkrakan

Category:

Ещё один!

Борис
Это Борис Равтопуло.
Частый гость царской семьи за чаем или завтраком, добровольный помощник княжон в заготовочной лазарета, однополчанин и друг Дмитрия Шах-Багова.

Из дневника великой кнняжны Татьяны: "Днем мы две с Мама поехали в два лазарета. Во втором видела моего друга Равтопуло Эриванского полка, он простудился, бедный". 1.11. 1914

"Шел 1956 год. Мой отец, вернувшийся с семьей после войны из эмиграции в СССР и поплатившийся за это осуждением на 25 лет ГУЛАГа, подпал под хрущевскую реабилитацию и приехал за нами из заполярной Инты в южноказахстанскую ссылку, в коей мы пребывали в статусе семьи "врага народа". Отбив в себе всякую охоту трудиться на советскую власть, реабилитированный "враг народа" перевез нас в Алма-Ату, где устроился на работу в канцелярию арихиепископа Алексия, тогдашнего управляющего казахстанской епархией. Среди не слишком многочисленной в ту пору православной паствы (уже начинались хрущевские гонения на Церковь) вскоре разнесся слух о "некоем грузинском князе", новоявленном сотруднике епархиального управления.

И вот однажды в дверь нашей двухкомнатной алма-атинской квартирки раздался энергичный стук. Было около полуночи. Наученные горьким опытом, мы с тревогой ждали очередного обыска, ареста, ссылки. Но на пороге возник пожилой человек лет 70 в фуражке, военной гимнастерке, галифе и офицерских сапогах. Без всяких знаков отличий: ни погон, ни красной звездочки на фуражке.

- Ты - сын Патара Нико? - спросил он у открывшего ему дверь отца.

"Патара Нико" (то есть "младшим Нико") в семье называли моего деда, генерала Николая Михайловича Чавчавадзе, командующего Тверским драгунским полком, чтобы не путать его с "диди Нико" ("старшим Нико"), его родным дядей, завершившим военную карьеру генерал-губернатором Дагестана.

Упоминание семейного прозвища настолько успокоило отца, что он даже не отреагировал на фамильярное обращение к нему на "ты".

- Я ждал этого момента 40 лет, - начал свой рассказ незнакомец. - Все эти страшные годы я никому, ни одной живой душе, даже членам моей семмьи, не поведал историю моей жизни.

Старик умолк, у него затряслись плечи, и он зарыдал, как ребенок. Мне показалось, что пауза затянулась на целую вечность. Но, взяв себя в руки, он продолжил:

- Меня зовут Борис Равтопуло. Тебе, Миша, должна быть знакома эта фамилия старого греческого аристократического рода, обрусевшего за долгую военную службу у русских Государей. Все мои предки служили на Кавказе. Неудивительно поэтому, что я хорошо знал твоего отца задолго до того, как он стал командиром Тверского полка. Ведь вся моя военная карьера связана с Лейб-Эриванским Царя Михаила Федоровича полком, который стоял в Манглиси, неподалеку от Тифлиса. Офицером этого полка я стал, пока ты ещё был тифлисским кадетом, до поступления в Пажеский корпус.

- В 1913 году тебе было, наверно, лет десять? - спросил он.

- Пятнадцать, - поправил его отец.

- Ну вот, а я тогда уже молодым офицером-лейб-эриванцем удостоился принять участие в торжествах по случаю 300-летия Дома Романовых. И на одном из Высочайших балов в Петербурге дерзнул пригласить на танец Великую Княжну Татьяну Николаевну, в которую был тайно влюблен ещё по фотографиям, увиденным мной в юности. Мне показалось, что Царевне понравилось танцевать со мной. И, в нарушение всякого этикета, я обнаглел настолько, что позволил себе пригласить её еще раз, вполне отдавая себе отчет, что рискую нарваться на естественный отказ. Но.

Тут старик разрыдался снова, но в этот раз на добрые полчаса. Моя мать, сама едва сдерживая слезы, налила ему «лошадиную» дозу валерьянки. Увлажнились глаза и у отца.

В свои тринадцать лет я никак не мог взять в толк, что с ними всеми стряслось. И с нетерпением ждал продолжения увлекательного рассказа. Наконец, оно последовало:

- Но и на второе приглашение Великая Княжна благосклонно ответила согласием. После танца я проводил ее на место и, благодарно поцеловав ей руку, сказал:

- Клянусь Вашему Императорскому Высочеству честью русского офицера, что больше никогда и ни с кем, кроме Вашего Высочества, не станцую ни единого танца до самой моей гробовой доски!

- И я сдержал, Миша, это слово! Более того, я добрые двадцать с лишним лет был верен другой своей клятве, данной, правда, уже только самому себе: никогда не жениться, храня верность глубокому и трепетному чувству обожания и любви к своей Августейшей избраннице. Твердо знаю, что я исполнил бы и эту клятву, если бы не чудовищное екатеринбургское злодеяние, которое формально освободило меня от нее. И все же двадцать с лишним лет я сознательно отказывал себе в праве заводить семью.
file
1913
Равтопуло сидит прямо перед Татьяной

По ходу дальнейшего изложения, затянувшегося до рассвета, выяснилось, что, доблестно отвоевав все годы I мировой войны на турецком фронте, лейб-эриванец Борис Владимирович Равтопуло участвовал вместе с кадетами, юнкерами и кадровыми офицерами в безуспешных попытках дать военный отпор большевикам, захватившим Грузию в 1921 году. Исполнив свой долг перед некогда данной присягой с оружием в руках, он оказался перед выбором: эмигрировать или остаться в России, что, разумеется, влекло за собой серьезные риски.

Было принято «промежуточное» решение: он ушел во «внутреннюю» эмиграцию! Сослав самого себя в казахстанские степи, он попеременно то работал конюхом, то разводил лошадей в глухих сельских уголках, полностью изменив при этом «легенду» своей жизни, выдавая себя за полуграмотного выходца из рабочей семьи причерноморских греков.

- Таким образом, мне удалось остаться в России. Жил я в нищете и голоде, но жил на родной земле с моим народом, деля с ним все тяжести и невзгоды. Правда, под постоянным страхом разоблачения, с которым я уже как-то свыкся, хотя даже сейчас, в пору хрущевской «оттепели», продолжаю рисковать многим. Но самым трудным для меня всегда было жестокое, мучительное одиночество, когда никому, ни единой душе на свете, я не мог открыться в течение почти сорока лет. И вдруг я узнал в своей церкви о твоем приезде в Алма-Ату. В епархиальном управлении мне не отказались дать твой адрес. Я понял свой шанс. Шанс сбросить с себя это страшный груз одиночества после стольких лет гнетущего молчания!

Мой отец недоумевал по поводу военного покроя его одежды, подчеркивавшей осанку и выправку совсем не советского офицера, что выдавали его с головой.

- На этот счет не беспокойся, Мишенька! «Великий конспиратор» все предусмотрел. Дело в том, что в предвоенные годы я работал в колхозе неподалеку от дислоцированной там воинской части, командир которой, узнав, что я веду в местном клубе музыкальный кружок, попросил меня организовать в его части военный оркестр. Я наладил дело, и оркестр завоевал на окружном конкурс какую-то премию. В благодарность за это командир выписал мне именную грамоту, присовокупив к ней в качестве «материального поощрения» старое солдатское обмундирование и сапоги. Позже я заказал в ателье новую форму, которую ты видишь на мне, и ношу ее, прикрываясь официальной бумагой командира той части! Так что здесь нет никакой опасности. Но!

При этом «но» старик разразился гомерическим смехом.

- Но реальная опасность таилась совсем в другом! Готовя оркестр к окружному смотру, я убедил командира в необходимости обогатить репертуар военных маршей, который в те годы был до крайности беден у Красной армии. Всего-то несколько набивших оскомину революционных маршей. Я предложил новый марш, который, якобы, слышал от какого-то заезжего агронома, постоянно его насвистывавшего. Командир пришел в восторг, когда я ему напел мелодию. Именно этот марш, отрепетированный до совершенства, и привел к победе на конкурсе с  формулировкой: «за расширенный музыкальный репертуар». Ты, надеюсь, догадался, Мишенька, что мои бравые военные музыканты исполнили тогда марш лейб-Эриванского Царя Михаила Федоровича полка!!! Риск, конечно, был. Мало ли кто там у них на конкурсе мог присутствовать. Но Господь миловал.
132511369945001160

Излишне говорить, что за два прожитых в Алма-Ате года мы срослись с уникальным лейб-эриванцем в единую семью. И хотя меня, непутевого, воспитывали родители-дворяне и я с ранних лет навидался многих достойнейших представителей знатного сословия (еще в Париже до репартации и позже в ссылке), образ Бориса Владимировича Равтопуло так и остается для меня по сей день эталоном русского аристократа. Человека, не сломленного духом вопреки всем испытаниям. Блиставшего безукоризненностью внешнего поведения и сохранившего на всю жизнь преданность однажды воспринятым идеалам. Идеалам православной веры, милосердия, великодушия, благородства, светлой любви к Отечеству и преклонения перед его воинской славой и вековыми традициями. Имя его у нас в семье сделалось нарицательным: много позже, уже уехав из Алма-Аты, мы говорили про достойных людей – «поступили по-равтопуловски», «они – равтопуловского духа».

Кн. З. М. Чавчавадзе, Памятная книга российского дворянства. 2009.

p.s. По данным «Мемориала»:

  • Равтопуло Борис Владимирович

Родился в 1888 г., г.Тифлис; Проживал: Ленинград, Боровая 11-50.
Арестован 11 апреля 1924 г.
Приговорен: ОС КОГПУ 25 июля 1924 г.
Приговор: 3 года Соловецкого концлагеря. Пост. ОС КОГПУ от 08.08.27: по отбытии лишить права проживания на 2 года в 6 п. 

  • Равтопуло Борис Владимирович
  • Родился в 1888 г., г. Тбилиси; работник торговли. Проживал: Москва, Брюсовский пер., 10, кв. 3. Арестован 25 августа 1938 г.
    Приговорен: ОСО при НКВД СССР 14 мая 1939 г., обв.: 58-10.
    Приговор: 5 л. ИТЛ.

UPD Продолжение

Tags: *биография, *воспоминания
Subscribe

  • Шах-Багов, Кикнадзе, Деменков и другие

    Благодаря Илье Григорьеву у меня есть сканы фотографий из альбома великой княжны Ольги. Там оказалось очень много фотографий с ее Митей! И другие…

  • Мария, "Мария" и Деменков

    25 июля 1916 года великая княжна Мария Николаевна писала отцу: «Я получила от Н.Д. письмо, Я его возьму с собой и покажу. Тебе будет…

  • Душка Митя

    ГА РФ, ф. 640 оп. 3 д. 25 л. 68 об. фото 1013 Я никогда не перестану его искать. Все равно рано или поздно находится что-то новое, пусть и не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments